Не. Любить. Бойтесь. 8

Короче, я думаю, вы уже обо всем догадались. Все, что говорили мне мои друзья, оказалось правдой. И, возможно, только сейчас я услышала их слова. “Он находится в состоянии кризиса, он не понимает, что делает, ему просто нужна опора и поддержка, чтобы выбраться из этого состояния, как только состояние изменится, ты будешь ему не нужна”…

“У меня нет сил поддерживать новые отношения, – написал он. – Я так много бродил по этому свету последние годы. Я не смогу сейчас приехать в Россию”. Он объяснил, что у него другие заботы сейчас – устроиться в жизни, найти работу, наладить отношения с родителями, восстановить связь со старыми друзьями. “Я буду о тебе молиться”, – закончил он, и стало понятно, что это конец.

Мне было так больно, что я боялась пошевелиться. Нет, конечно, я ходила, спала, ела, хотя, это вряд ли. Но мне все время приходилось поддерживать равновесие. Потому что если я покачнусь вправо или влево, то упаду в пропасть. Понадобилось два дня, чтобы дождаться помощи. Я подметала пол в квартире, думала обо всем произошедшем и вдруг меня озарила мысль о том, что это не конец истории. А потом меня озарило что-то еще или кто-то. Этот кто-топросто взял и забрал всю боль изнутри. Вымел, вычистил, сжег. За одно мгновение не осталось ничего. Я почувствовала мир, спокойствие и радость.

Друзья, конечно, были правы, предостерегая меня. Но тот, кто всю дорогу советовал мне “поступай так, как считаешь нужным” тоже знал, что делал. Когда история закончилась не в мою пользу, и я оказалась в большом проигрыше, он просто сказал: “Я беру все на себя”. И взял.

“Эдемской” весной со мной начали происходить многочисленные изменения – я бросила учебу в университете, решив, что мне достаточно, поняла, что вместо монашеской жизни хочу семейную и… вдруг почувствовала, что могу, наконец, уехать из Москвы. Не было ни дня за девять лет моей жизни в ней, когда бы я подумала, что останусь здесь навсегда. Но куда я поеду? Этого я не знала. Зато уже не сомневалась, что 31 августа меня не будет в этом городе, даже если мне придется выйти с чемоданом из дома и перейти МКАД в неизвестном пока направлении.

В таком неслабом напряжении я прожила месяца полтора, пока в начале августа не родился план. Я поживу по три месяца в трех разных местах, в надежде, что в итоге что-то да родится – я пойму, где хочу остаться навсегда (ха-ха-ха, говорю я сегодняшняя себе тогдашней, потому что до сих пор не нахожусь в том самом месте).

План был следующий:

  1. Три месяца в Одессе.

Во время этого странного конфликта с Украиной я хотела хоть как-то постоять на стороне мира. Я боялась, и до сих пор боюсь, митинговать, писать посты в фейсбуке, собирать подписи “за” или “против”. Единственное, что я могла – это побыть с теми, кто мне небезразличен. Я могу с ними пожить.

  1. Три месяца с моими родителями в родном городе.

В нем жил совсем небезразличный мне племянник, время с которым я очень ценила, к тому же собиралась заодно выучиться на водительские права.

  1. Три месяца в Санкт-Петербурге.

Я просто всегда мечтала пожить в этом городе.

Итак, мое перемещение началось 1 октября, а закончилось 15 июля (пришлось внести в план кое-какие корректировки).

Я думаю, мое передвижение в пространстве как ничто другое содействовало моему внутреннему перерождению. Мне все еще было страшно связать себя с кем-то из мужчин, и я могла это сделать только на расстоянии. Оно было воздушной (в буквальном смысле) подушкой безопасности. Потому что на расстоянии меня не оттолкнут, не бросят и не отвергнут, а этого я боялась больше всего.

Просмотров: 113

1+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *