Не. Любить. Бойтесь. 9

У меня почти двадцать восемь лет не было отношений с мужчинами (не считая первого и единственного парня в шестнадцать лет), а потом за год они случились четырежды. Я, наконец, сказала себе “да” и выдала такую порцию энергии, привлекательности, сексуальности и красоты в мир, что в меня стали влюбляться мужчины, а я стала им отвечать.

После того, как я рассталась с итальянцем 9 сентября, уже 30 сентября у меня появился парень. Тогда наши романтические отношения продлились около недели. Три последние дня моей жизни в Москве и четыре дня в дороге на пути в Одессу.

Еще через месяц, уже в Одессе, начались другие отношения. Насыщенные, эмоциональные, близкие. Но я снова переехала в другое место, и они снова закончились.

Потом я пожила три месяца в своем родном городе Брянске. Там не было никаких отношений, по поводу чего я недоумевала. Думаю, дело в том, что вся моя неуверенность детства и юношества, сопровождавшие меня, когда я росла, вернулись и затушили случившуюся во мне только что революцию.

Но стоило мне переехать в Петербург, как на следующей же вечер в меня влюбился молодой человек, я ответила ему взаимностью. Но продолжала по привычке сопротивляться.

В тот период своего активного во всех смыслах 28-летия я замахнулась даже на принца Гарри. Нет, я не поехала в Лондон, а написала пост в Живой Журнал, где рассуждала о том, что он, по всему видно, здорово мне подходит. Какой-то эффект это, наверное, возымело. Мы сыграли с ним свадьбу… в один год, 2018-ый. Он женился на смуглянке Мэган, я вышла за бледноватого… но об этом в свое время.

Можно я немного отступлю от темы и напишу о том, почему я поехала в Украину в то время, как там разразилась война? Хотя кто сказал, что это отступление будет о политике, а не о любви, озаглавливающей эту книгу, да и все в нашей жизни.

Конечно, я думала о том, что скорее всего даже не успею объяснить украинцам, что приехала из добрых побуждений. Узнав, что я русская, они скорее всего съездят мне по “обличчя”. А вышло совершенно наоборот. Нет, я никого не била, но сильно возмущалась по поводу того, что Одесса оказалась пророссийски и пропутински настроена. Это самое большое удивление, с которым я столкнулась, и возможно, самое полезное. Потому что глупо в конфликтах делить людей на черных и белых, красных, зеленых, голубых… Все чуть сложнее, как бы не хотелось уцепиться за свою абсолютную истину. Честно говоря, я не хочу слишком много умничать. Как сказал мой научный руководитель в университете, когда прочел мою первую книгу: “Если бы я писал книгу, я бы вложил в нее больше мыслей”. На что я ему ответила: “Если бы у меня было большей мыслей, я бы обязательно вложила их в книгу”.

Я обещала писать о любви, а что тут писать, кроме разве того, что Украина всегда была моей любимой страной, а украинский – любимым языком. Я почувствовала это еще до того, как побывала в Италии, Финляндии, Сирии, которые беззаветно люблю. И даже когда окажусь в страстно желанной Англии, когда пересеку океан в одну или другую сторону (Нью-Йорк или Брисбон), Украина все равно останется в топе, даже вне его. А украинские песни будут трогать сердце так, как никакие другие.

Когда началась история с Крымом, я не верила до последнего. Видимо, просто отказывалась, сама того не сознавая. Но события развивались, и даже при моем нежелании хоть что-то об этом слышать, до меня доносились жуткие отголоски новостей. А однажды рядом с домом прозвучал раскатистый взрыв. Соседка по квартире подумала, что это террористическая атака, и выбежала на улицу, а оказалось, салют. И я поняла, все… они празднуют победу. Крым присоединили к России.

– А что бы ты сделала? – спросил меня недавно друг в разговоре обо всей этой истории. – Если бы стала президентом РФ. Отдала бы Крым назад Украине?

– Зачем? – ответила я. – Присоединила бы всю Украину.

Мне кажется, только женщина могла такое произнести, и только женщины такое поймут. Для мужчин коротко поясню: речь не о политике, а о любви.

Просмотров: 107

3+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *