Не. Любить. Бойтесь. 10

В Одессе я недели за две обросла знакомыми, и даже друзьями. Вся геополитическая ситуация выветривается из головы, когда ты просто живешь рядом с живыми людьми. Хозяйка квартиры, которую я снимала, звала меня к себе домой на борщ и разговаривала со мной по-русски, хотя она занималась сбором денег в помощь украинской армии (на все, кроме, оружия). Она профессионально шьет из кожи, и когда я уезжала, подарила мне потрясающую сумочку, на которой был вытеснен рисунок укропа. Этим словом “русские” донбассцы обзывают войска Украины, а те, не чуждые самоиронии с удовольствием присвоили себе символ пряного растения. Я с благодарностью приняла подарок, ее очень забавляло, что я буду привлекать в России внимание такой проукраинской символикой. Но, к сожалению, о ней мало кто знает, так что я с удовольствием поясняла знакомым при случае.

В первый же день я заказала себе вышиванку – красивую просторную белую рубашку с черно-красной вышивкой. Девочка-мастерица собиралась наладить свой маленький hand-madeбизнес по их производству. Кто-то из украинцев рассказывал мне, что перестал носить вышиванку, когда она стала символом украинского национализма. А я, русская, став первой клиенткой украинской мастерицы, горячо ее поддерживала в ее инициативе. Не думая ни о чем, кроме того, как это красиво.

А еще в Одессе я встретила друзей, Русю и Ваню, с которыми уже пять лет поддерживаю близкие отношения. Когда я их впервые увидела, они говорили между собой на украинском. Она из Ровенской области, он из украинской деревни в Одесской. Я мало встречала в жизни таких людей. Но очень бы хотела, чтобы их было побольше.

А теперь действительно о любви. И снова это будет не то, что вы ожидаете. О любви к себе. Как я уже сказала, в Одессе, у меня появился молодой человек. Он дарил мне цветы, целовал, подвозил домой на своем стареньком, но классном мотоцикле. Но дело не в нем, а во мне. Я впервые в жизни купила себе губную помаду, нет, даже не помаду, а блеск для губ. И сделала это по совету священника(!). К счастью, распрощавшись с мечтой о жизни в монастыре, я не распрощалась с церковью. Но Бог стал посылать мне таких ее представителей, которые отвечали моим новым потребностям. Или я сама стала их находить.

Отец Вячеслав даже в рясе не походил на священника. И это скорее комплимент. Он просто очень спортивного телосложения. И борода его делала похожим на представителя как раз появившейся хипстерской моды. Мне кажется, он один из первых, кто в разговоре со мной произнес слово “сексуальность”. И я не испугалась. Как я уже упоминала, это имеет только опосредованное отношение к сексу, а вообще это что-то про пол. Мне кажется, что такие понятия вообще сложно объяснить словами, их нужно прочувствовать. Вот блеск для губ мне в этом и должен был поспособствовать.

Помню, мы сидели в кафе и пили кофе. Это был мой первый кофе с православным священником. Кафе подавало вкусный львовский шоколад. Пахло какао и хорошей туалетной водой. От него, от меня не пахло ничем, потому что я ничем из косметики тогда не пользовалась. Представляете бабе 28 лет, а у нее в сумочке нет… у нее и сумочка-то появилась несколько месяцев назад.

– Тебе нужно купить блеск для губ и тушь, – произнес отец Вячеслав где-то в середине разговора, пристально на меня посмотрев.

Я молчала, наверное, от смущения.

– Не помаду, нет. Для тебя будет слишком ярко и непривычно. Просто блеск для губ.

Я нервно отпила кофе.

– Это даже не для того, чтобы привлечь к губам мужское внимание, – рассуждал он. – Это для того, чтобы ты почувствовала, что у тебя есть губы. И они очень красивые.

Я знаю, что все это звучит двусмысленно, но однозначности и категоричности мне в жизни уже хватило. Я так боялась оступиться, что чуть не отрубила себе ноги, грубо говоря. Этот священник знал, что делает, и кстати, наверное, именно из уст духовного лица я должна была получить разрешение на то, чтобы стать женщиной, встречаться с мужчинами, жить.

– А ты знаешь, почему женщины носят неудобные прически? Почему они распускают волосы? – продолжал бородатый иерей лекцию о красоте.

– Нет.

–  Чтобы все время откидывать их. Это ведь очень привлекательный жест.

Короче, батюшка преподал мне один из основных уроков красоты. Мы не должны быть красивыми для других. Мы должны сами почувствовать, что мы красивы. Вопрос, красива я или нет, вообще не стоял. Для него, не для меня.

С того разговора прошло пять лет, и теперь я знаю, что я красивая. Я еду в метро, пишу свою историю и чувствую, что на меня смотрит мужчина, сидящий напротив. Я хожу по дому и с удовольствием останавливаюсь перед зеркалом. Я полюбила фотографироваться. Я хочу написать о тех подростках, моих сверстниках, которые изо дня в день убеждали меня в детстве, что я уродина. Но не знаю, что писать. Помню, один издевательски спрашивал: “А тебе кто-нибудь говорил, что ты красивая?”. Что бы я ответила ему сейчас? “А мне не надо, чтобы кто-то мне говорил, я и сама это знаю”.

Просмотров: 92

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *