Не. Любить. Бойтесь. 14

Я так и не написала книгу, которую начала после той поездки в Европу, и так и не уехала. Но что-то важное во мне все-таки изменилось. Я порвала ту неестественную и насильственную связь со своей страной. И, надеюсь, начала выстраивать новую…

Последний год в Петербурге, возможно, был одним из самых счастливых в моей жизни. Я считаю “академическими” годами, начиная с сентября.

Не буду слишком распространяться, но во время этой поездки в Италию закончились, наконец, отношения с тем самым итальянцем. Мы встретились. Были все еще друг в друга влюблены. Он сказал мне, что, возможно, никого не любил так, как меня. И тот факт, что произнес он это уже после того, как мы решили, что не будем вместе, дает мне право даже слегка в это поверить. Возможно, что и я никогда не была так влюблена, как тогда в свои 27 лет в него (читается, как 17, правда?). Расставаться было больно. И вот, вернувшись в Россию, я устроила себе две недели восстановления. Я лечила себя… едой.

Мы по-прежнему снимали с девочками четырехкомнатную квартиру в центре Петербурга. Но по счастливому стечению обстоятельств одна из моих питерских подруг уезжала в отпуск и разрешила пожить две недели в ее чудесной однокомнатной квартире. Балкон в ней с плетеными креслами и столиком был застеклен сверху донизу, поэтому на нем было особенно приятно завтракать, писать и просто зависать на неопределенное время. Однако в моем дне все-таки присутствовал ритм, и задавали его… приемы пищи. Я поняла, что еда может стать настоящей терапией. Мы знаем, что депрессию нельзя заедать едой. Но, во-первых, у меня не было депрессии, мне просто было грустно, а во-вторых, заедать нужно правильно. Одно дело съесть килограмм мороженого в одиннадцать вечера перед телевизором, другое дело съесть этот килограмм в течение дня, причем вкусного и разбавляя другими блюдами… Я, кстати, не очень люблю мороженое, зато люблю много всего другого. Итак, я завтракала, как обычно чашкой черного чая или кофе с молоком с какой-нибудь сдобной булочкой и любимым сливочным маслом. Уже во время первого завтрака планировала, каким будет второй. Например, “скрамбл эгс” – яйца, слегка поджаренные на сливочном масле со сливками, или оладушки с клубничным вареньем, или сырники. Чуть позже определялась с обедом. Легко и быстро готовила какую-нибудь пасту Альфредо с курицей и грибами. И между делом придумывала, каким будет ужин. Салат с авокадо, например. Или с рукколой и кедровыми орешками. Ну и что-нибудь существенное, типа стейка семги, обжаренного на оливковом масле. Еда меня поддерживала, она была структурой моего дня, я ждала этого удовольствия вкуса. Эндорфины выделялись и разбавляли горечь моих переживай. Теперь я точно знаю, что значит dolcevita(итал. сладкая жизнь). И пусть я поправилась на пару килограммов, все равно это принесло пользы килограммов на десять.

Я уже писала, что планировала остаться в Петербурге на три месяца, а осталась на три год. В сентябре 2017 начался этот финальный год, как я уже сказала, один из самых счастливых в моей жизни. В следующем году я уже вышла замуж.

В Евангелии есть такие непонятные строчки: “Кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет”. С первого взгляда они совершенно не логичные, со второго и третьего тоже. Я до сих пор их не поняла. Но на опыте успела ощутить, что это правда.

Когда я осознала, что хочу замуж, естественно, добавилось “чем быстрее, тем лучше”. В Петербурге это “невтерпеж” достигло своего апогея. Ну и досталось же всем тем, кто был рядом. Меня терпеливо выслушивали священники, понимающе кивали подруги, подбадривали мужья подруг и шугались неженатые мужчины. Это был непростой период. Я работала в кафе официанткой. У меня была потрясающе маленькая зарплата, с которой я несколько месяцев копила на зимние сапоги, у меня обнаружились какие-то проблемы с гормонами, которые отражались на внешности, от чего меня бросало в холодный пот. Я думала, что скоро состарюсь и уже никому не буду нужна. Я регистрировалась на сайтах знакомств, ходила на свидания и придумывала теории, почему в России так мало нормальных мужчин. Мне исполнилось тридцать.

Я, наконец, решила отметить свой день рождения, так, как мечтала и как… снова боялась. Мне хотелось позвать много-много друзей, но мне казалось, что они не придут. Поэтому я разослала всем приглашение с осликом Иа из “Винни-Пуха”. Я надеялась, что если из собственного желания они не придут, то возможно хотя бы из жалости… Пришло много людей, еды было еще больше. Думаете, я радовалась? Я продолжала суетиться и волноваться, переживая, что им что-то не понравится и они начнут расходиться. Наконец, кто-то действительно, посидев чуть-чуть, начал уходить. И тут случилось чудо. Дело в том, что я почему-то не купила вина. Уровень моей “нормальности” тогда был еще ниже среднего, и я подумала, что сока будет вполне достаточно, да я и не разбиралась в алкоголе. Одна из приглашенных приятельниц предложила сбегать в магазин. Вторая ее поддержала, и несмотря на мои протесты, они отправились. Принесли бутылку Ламбруско – игристого итальянского. Всем досталось треть бокала, но что-то произошло. Гости вдруг один за другим без перерыва стали произносить тосты. Говорили хорошие добрые слова в мой адрес и делали по глоточку. Я тоже держала бокал, слушала и испытывала массу эмоций. Но если коротко, я поняла, что я есть, это хорошо, и этого достаточно.

Просмотров: 92

3+

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *