Не. Любить. Бойтесь. 20

А потом оказалось, что у меня целая футбольная команда братьев. Точнее, конечно, я знала о них, мы выросли вместе, ездили в гости к двоюродному брату, а как родился троюродный я вообще прекрасно помню. Но тут они появились все разом. И словно специально, чтобы поддержать меня.

Двоюродный брат, крутой успешный молодой предприниматель, приехал в Питер по делам и вместо гостиницы решил остановиться у меня, чтобы пообщаться. Я была так рада, что в благодарность за внимание собиралась накормить его домашними сырниками и пастой карбонарой. А он вместо этого звал меня на завтрак в один ресторан, на ужин в другой. “Я не мама, не сердобольная хозяйка, не владелица гостиницы, я молодая красивая девушка, я сестра своему брату, я интересная и смешная. Я не должна никому ничего, со мной просто интересно”, – говорила я себе, когда брат в дорогущем ресторане по второму разу заказывал вино, бокал которого стоил как бутылка.

Другой брат, троюродный, младше меня на семь лет. Он высокий, спортивный, хотя и худой, ужасно симпатичный, почти все девушки останавливают на нем заинтересованный взгляд, а иногда и взгляд, полный надежд. Он не водил меня по ресторанам, он просто взял на себя роль повара. Готовил вкусные супчики, для чего даже купил нам блендер. А еще возил меня по Петербургу на машине. И снова мне нужно было расслабиться и получать удовольствие.

Однажды в том самом монастыре, о котором я не раз упоминала, я поняла, что самая трудная задача для меня – это не спасти человечество, летя на облаках, готовясь сверзнуться с них и разбиться оземь на благо всем остальным, а… отказаться от этой идеи. Понять, что во-первых, уже есть тот,ктоэто сделал для всех, в том числе для меня. Во-вторых, понять, что на самом деле я этого не хочу. А в-третьих, что, возможно, у меня совершенно другая функция. Возможно, что и прямо противоположная. Не отдавать, а принимать. И оказывается, это невероятно трудно. Это только кажется, что если бы какой-то дядя сказал, я дам тебе миллион долларов, ты с радостью возьмешь и спрячешься с ними под одеяло, чтобы планировать, как ты их потратишь. На самом деле, вспомни, как ты последний раз реагировала на неожиданно преподнесенные коллегами теплые носочки с шоколадкой и ароматным скрабом для тела. Особенно, когда это не день рождения и ты не планируешь отплатитьгостям званым ужином.

Короче, мне нужно было просто протянуть руки.

Он позвонил шестого февраля. На экране английскими буквами вдруг высветилось его имя и фамилия. Мы не общались уже, наверное, около года. У меня даже имени его в телефоне не было, потому что я недавно купила себе новый, а переносить все старые номера не стала. Но он звонил по “телеграму”, который дает знать о том, кто адресант входящего.

– Привет, – удивилась я.

– Привет, – ответил он и торопливо стал излагать, видимо, заготовленную речь. – Я тут собираюсь в Петербург на конференцию. Я ведь пишу диссер по Достоевскому. Вот подумал завести тебе твои книги.

Когда я уезжала из Москвы, то оставила у разных своих друзей-москвичей кое-что из пожитков, те, которые собиралась забрать чуть позже. Последние коробки с книгами хранились у Георгия. Вот уже три года я не могла их выкорчевать из его квартиры. То у него не было времени передавать их мне, когда я заезжала в Москву, то у меня не было желания с ним встречаться, даже чтобы забрать собственные вещи.

– Ну ладно, – ответила я. Мне было как-то все равно.

– А как твои дела? – поспешно спросил он, словно опасаясь, что разговор закончится.

Мы поговорили о моих делах, он немного рассказал о своих. Потом почему-то перешли на тему русского рэпа, он тогда был на самом хайпе. С удовольствием обсудили батл Гнойного с Оксимироном. Георгий пообещал прислать мне пару интересных ссылок на эту тему. На этом разговор и окончился.

Потом он написал, потом позвонил еще раз, и еще раз. Я воспринимала это как само собой разумеющееся. В тот период жизни мне казалось нормально, что вокруг меня “собираются” мужчины. На моей орбите в это время находилось двое. Отнюдь не братьев, и не друзей, как Коля. В одного я была влюблена, другой был влюблен в меня, кстати, он был итальянцем. Поэтому я восприняла как должное, что появился кто-то третий.

Просмотров: 74

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *